InoModerator (inomoderator) wrote,
InoModerator
inomoderator

Category:

Мы — русские! || «Известия» 26 мая 1943 года

Оригинал взят у 0gnev



# Все статьи за 26 мая 1943 года.



«Известия», 26 мая 1943 года

Невдалеке от Сталинграда, на Ахтубе, левом рукаве Волги, реки глубоководной и рыбной, когда-то стоял степной царственный город Сарай, столица Золотой Орды. Сарай был заложен и построен руками русских рабов, по повелению жестокого восточного властителя Бату-хана. Прошли столетия после владычества Батыя, но русский народ не забудет дымы пожарищ от Волги до Днепра, русские города и сёла, распятые по произволу бесчеловечного завоевателя. Народ великий и могучий, сильный духом и правдой, остановил завоевателя и грабителя; кровь предков наших спасла от разорения и огня города Европы. И не мешает вспомнить, что в середине Taтарскoro боевого порядка в решающем бою на поле Куликовом сражалась против войска Дмитрия Иоанновича Донского продажная генуэзская пехота...

...Мы прискакали сюда на горячих конях влажным майским утром 1942 года. Подковы наших скакунов врезали в затравевшие склоны кургана ясные следы. Мы стояли на кургане, залитом солнцем, поднимающимся над бесконечной казахской степью; перед ним дымилась утренняя Ахтуба; над Царёвым Займищем, казалось, текли курчавые купы деревьев, носились скопы, эти прибрежные коршуны, хватая когтями рыбу; навстречу стаям чибисов, летящим в степные лиманы на поживу, шли с равномерным рокотом звенья двухмоторных наших пикирующих бомбардировщиков.

Синие силуэты машин проплывали над землями Золотой Орды, туда, где накапливали удар по Дону и Волге потомки гуннов, исконных врагов славян, но защищенных славянами в своё время от истребления их татаро-монгольскими всадниками. Теперь гунны шли к Волге, теперь они назывались ставшим не менее противным и хищным словом — немцы.

как русские немцев били, потери немцев на Восточном фронте, красноармеец, Красная Армия, смерть немецким оккупантам

За штурвалами пикировщиков сидели потомки дружинников Дмитрия Донского. Готовилось новое поле Куликово, которому после будет присвоено не менее славное имя — Сталинград. Тогда, в мае 1942 года, нам еще неведомо было недалёкое историческое будущее этих мест. Ещё по Волге и Ахтубе мирно ходили пароходы, рыбаки тянули сети, женщины высаживали рассаду на жидких грядах поймы, дымил красавец-Сталинград, у памятника герою-летчику Виктору Хользунову играли дети, левобережная бесконечная степь еще не была разбужена гулом подошв гвардейских дивизий.

Мы смотрели на холмы, поросшие полынью и верблюжатником, на холмы, бывшие когда-то фундаментами дворцов ханов-завоевателей, кони пощипывали редкий пыреек и аржанец, а наш проводник, завхоз колхоза «Сарай», выращивающего отличную капусту и огурцы, нагнулся к земле и поднял крепкий, почти нетронутый временем кусок кирпича.

— Мамаевский, — сказал он, — ему шестьсот лет. Тут были печи Мамая, которые выжигали кирпич и обжигали горшки.

Завхоз колхоза «Сарай» Кугуев стоял рядом с нами и держал на коричневой стариковской ладони оранжевый камень, которому было шестьсот лет, камень, сделанный по приказу татарского хана Мамая гончаром, приведённым на волосяном аркане из рязанской земли.

— Из такого камня построен почти весь город Царев; в Ленинске, в Чёрном Яре тоже много домов из этого кирпича. Говорят, из мамаевского кирпича сделан кремль в Астрахани…

— Вы знаете, как погиб Мамай? — спросил я Кугуева. Он поднял глаза, улыбнулся.

— Мамая поломала Москва…

Вот тогда я увидел за туманными росами Ахтубы, за колеблющимися в утреннем мареве лесами шеломы и червленные щиты воинов князя Дмитрия. Я почувствовал неизбежность рокового исхода для всех, кто принесёт меч и злое сердце к берегам великой русской реки.

Мы, русские, принадлежим к славному и великому народу, мы принадлежим к народу благородному и честному. Проследив историю возникновения нашей государственности, историю образования нашей нации, мы обнаруживаем легко, откуда в русском народе те великолепные черты, та сила, которая ломает мечи всех завоевателей.

* * *

Гитлер утверждает: «Надо любыми средствами добиваться того, чтобы мир был завоёван немцами. Если мы хотим создать нашу великую германскую империю, мы должны прежде всего вытеснить и истребить славянские народы — русских, поляков, чехов, словаков, болгар, украинцев, белоруссов. Нет никаких причин не сделать этого». Да, это требование истребления всех славян казалось просто диким, пока оно печаталось в книгах Гитлера для внутреннего употребления в Германии. Но вот Гитлер, «освободивший человека от унижающей химеры, которая называется совестью», начал войну, начал выполнять на практике свою безумную программу.

кто такой Гитлер, Гитлер капут, стратегия Гитлера, Гитлер о русском народе, идеология фашизма, тайны Третьего Рейха, Майн кампф

...Это было на рассвете, в снежную зиму 1941 года, под Москвой. Танки гвардейской части, прославленной в боях за Москву, танки генерала Михаила Катукова с боем ворвались в Волоколамск. На площади внезапно погас огонь бронебашен и опустилось облако снежной пыли, взвихренной гусеницами. Танкисты, русские парни, привыкшие воевать честно, по-славянски, увидели иллюстрации к книге своего врага. Восемь повешенных Волоколамска раскачивались на ветру. Они уже высохли, и ветер стукал их высохшие трупы друг о друга. Казалось, это висели куклы. Раз'ерошились волосы, в них забился снег, лица были цвета воска, это были почти ещё дети. Танкист тяжёлого танка «KB» стиснул пальцами горячую ещё от боя сталь своей машины. Он увидел девушку, одну из восьми, у неё на руках были рукавички, с цветочками, вышитыми цветной ниткой поверху. Рукавички, очевидно, вывязали любящие руки матери. У танкиста была тоже мать, у него тоже была сестра. Он бросился в танк, снежные комья вылетели из-под гусениц, и танк помчался вдогон проклятому врагу.

идеология фашизма, что творили гитлеровцы с русскими прежде чем расстрелять, что творили гитлеровцы с русскими женщинами, зверства фашистов над женщинами, зверства фашистов над детьми, издевательства фашистов над мирным населением

Восемь повешенных: волоколамский столяр Иван Тихонов, комсомольцы Николай Комлев, Василий Русин, Нина Унывайко... Они висели на сосновом брусе, срубленном в русском лесу.

идеология фашизма, что творили гитлеровцы с русскими прежде чем расстрелять, что творили гитлеровцы с русскими женщинами, зверства фашистов над женщинами, зверства фашистов над детьми, издевательства фашистов над мирным населением

Танкисты Михаила Катукова тогда присягнули ещё одной клятвой своим гвардейским знамёнам, как предки их клялись в верности Руси у своих стягов. Немцы своим злодейским поведением ещё сильнее разожгли пламя героизма русских воинов. Россию и русский народ не запугать!

А.И. Герцен в статье «Россия» отметил одну особенность русского народа, которую никак не могут понять главари антирусских военных авантюр. Мне хочется полностью привести эту прекрасную мысль Герцена: «...Народ этот убежден, что у себя дома он непобедим; эта мысль лежит в глубине сознания каждого крестьянина, это — его политическая религия. Когда он увидел иностранца на своей земле в качестве неприятеля, он бросил плуг и схватился за ружьё. Умирая на поле битвы «за белого царя и пресвятую богородицу», — как он говорил, — он умирал на самом деле за неприкосновенность русской территории». Русский народ выдержал многочисленные испытания. Внутренняя сила, глубоко заложенная в каждом русском, его национальные природные черты, воспитанные многовековой эпической историей борьбы за свою землю, помогли русскому народу не погибнуть и не захиреть под игом монгольских орд, под копытами татарских коней, под сапогом наполеоновских полчищ.

Сейчас, в годы суровых испытаний и всенародного под'ёма, мы с гордостью можем обратиться к нашим предкам. Нам нечего стесняться ни своей древней истории, ни своего близкого прошлого. Благородные качества русского характера, руководящая роль русского народа в борьбе против смрадного нашествия новых гуннов помогли об'единению и сплочению всех народов нашего советского государства. Великое братство народов СССР, освященное годами титанической борьбы за создание новой Россия, окропилось кровью, пролитой в боях с неумолимым и жестоким врагом.

Мы стоим сейчас перед новым суровым испытанием. Грозная тишина на фронтах готова смениться грохотом решающего сражения.

* * *

В 1941 году, не скрывая своих стратегических планов, немцы ринулись к Москве через «ворота России» — Смоленск. Танковые и стрелковые дивизии немцев получили определённое направление: «На Москву!».

Тогда немцы не стеснялись в выбалтывании своих планов. За ними были победы июня-сентября. Тогда немцы ещё не предвидели подмосковного декабря, не могли угадать первой разгромной зимы. В октябре по планам германского командования должна была пасть Москва. Немцам казалось, что гибель Москвы неминуема. Но появился приказ от 19 октября, датированный в московском древнем Кремле. «Сим об'является»... так начиналось это постановление Государственного Комитета Обороны, подписанное товарищем Сталиным. Стиль этого документа, уже его первые слова показали войскам и народу, что и тени предков встали на подступах к столице.

Русский генерал Панфилов, командир 8-й ордена Красного Знамени гвардейской стрелковой дивизии, стоял в овчинном полушубке у почернелой избы. Этот хмурый человек, в солдатском полушубке и меховом треухе, начинал славу русского генерала Великой Отечественной войны. Он стоял у избы, похожей на домик в Филях, и непосредственно руководил боем. Дивизия сражалась на подступах к Москве. Двадцать восемь рядовых солдат его дивизии вгрызлись в мерзлую землю, это была земля их предков, и не пропустили немцев. Двадцать восемь гвардейцев, эпические герои новой России, вступили в бессмертие в те дни, наполненные величайшим драматизмом и героикой. Они вошли в бессмертие вместе со своим командиром дивизии генералом Панфиловым, как вошли в бессмертие тысячи наших воинов, остановивших немецкое нашествие на Москву.

Выполняя приказ Родины, под Москвой с честью дрались уральские стрелки кунгурского формирования, пролили кровь свою сибиряки, как вихрь, пролетел со своими казаками отважный Доватор.

В эти дни народный герой полковник авиации Антошкин вместе с лётчиками своей части уничтожает 101 танк из тысячи. Рядовой боец Фарафонов сжигает и калечит 11 танков. В эти дни экипаж танка в составе лейтенанта Куринца, младшего сержанта Монастырского и ефрейтора Жыщук в неравном бою кромсает немцев и с гимном на устах сгорает в расплавленном танке.

Ещё раз была поднята слава России.

Солдаты решающих сражений 1943 года! Тени погибших во славу нашей Родины в тяжёлую подмосковную зиму первого года войны зовут вас к победе!

* * *

Второе наступление на Москву Гитлер повел без фанфарных звуков и откровенной болтовни. Он уже не кричал о своих планах. Эти планы находили зашифрованными в сумках германских стратегов. На поля сражении вышли фельдмаршалы гитлеровской Германии. Они начали присматриваться к врагу, они увидели будущее — не солнце Аустерлица, а ночь Ватерлоо. Немцы ринулись на Москву широким охватом. План был грандиозен, скопление ринувшихся сил огромно, и — грозная опасность нависла над нашей страной летом прошлого года. Немцы прорвались далеко, гусеницы немецких танков, раскалённые в пожарах степных сражений, зашипели на песчаных отмелях, немецкие горные стрелки, выброшенные грузовиками «Шкода», разминали ноги, чтобы перебираться через перевалы Кавказа. Немцы видели снежную шапку Казбека, видели Эльбрус, ледники Клухора.

Но недаром за нами огромная история отражения вражеских нашествий. Недаром ещё древние славяне умелым маневром изматывали врага и сами выбирали места для решающих схваток. Славяне отличались искусством ловить неприятеля в тот момент, когда неприятель, увлекшись погоней и грабежом, растрачивал свои физические и духовные силы. В истории Советской России, вторично на протяжении короткого двадцатипятилетия, вспыхнула спасительная звезда Сталинграда. Снова поднялись тени предков, недалеко было поле Куликово, и кости инока Пересвета, боярина Бренка, князей Белозерских и ста пятидесяти тысяч ратников Дмитрия Донского. «Стоять на смерть!» На смерть стали гвардейцы 62-й армии и кровью своей спасли Родину нашу. Невдалеке от столицы степного хищного царства повторилась судьба завоевателя. Гитлера — нового Мамая опять-таки поломала Москва.

* * *

Мы не должны преуменьшать огромного напряжения, которое будет характеризовать недалекую кампанию лета этого года. Солдатам и офицерам Советской России предстоит новое суровое, но славное испытание.

И в эти дни мы должны снова вспомнить о великих традициях нашего народа и его великих сынах. Мы должны помнить слова нашего вождя о врагах, о гитлеровцах: «И эти люди, лишенные совести и чести, люди с моралью животных имеют наглость призывать к уничтожению великой русской нации, нации Плеханова и Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Глинки и Чайковского, Горького и Чехова, Сеченова и Павлова, Репина и Сурикова, Суворова и Кутузова!..»

Мы смело пред'являем миру свои славные имена, известные всему человечеству, чего не может сделать гнусная фашистская Германия, разогнавшая или убившая своих передовых писателей, ученых и мыслителей, развратившая целое поколение немцев. Немецкие разбойники понесут заслуженное суровое наказание вместе со своими бандитскими вожаками.

В эти дни мы должны вспомнить всё то горе, которое принесли нам немецкие насильники и захватчики, Германия должна ответить за всё. Мы должны вспомнить наши скошенные вражескими танками васильки и подсолнухи. По землям нашим прошлось железо завоевателя. Там, где прошли сражения, земля долго будет израненной. Отомстим и за эту землю, русские люди!

Отомстим за наших близких, родных, друзей, уничтоженных Гитлером, угнанных немцами в каторгу. Отомстим за то, что даже после воины её пепел ещё долго будет летать в нашем воздухе.

Передо мной газета «Партизанская правда». Она издаётся орловскими партизанами — на земле, которая ещё увидит жестокие бои. «Мы видели труп Ирины Новосельцевой, — написано в этой газете. — Она придавила своим мёртвым телом трупик младенца. Пуля, которая пронзила его, вошла в грудь матери. Не выпуская из рук грудное дитя, она рухнула на снег, обливаясь кровью». «Немцы отрезали руки Пелагее Беликовой, её трёхлетнему и четырёхлетнему мальчикам, бросили в огонь Таню Герасименкову. Гитлеровские бандиты выдумали неслыханные пытки. Чтобы разминировать большак Севск—Суземка, они впрягли женщин в бороны, нагруженные сверху камнями, и заставили боронить заминированные поля».

Так пишет «Партизанская правда» орловских патриотов. Это правда оскорблённой, но не покорённой России. Нужно уничтожать гитлеровское зверьё!

Мне рассказывал лётчик майор Василий Очнев, как он выходил из окружения после того, как сгорела и упала его машина. Он шёл обгорелый, с вспухшими глазами, с руками, обнажёнными до кости, в которых закостенело оружие. Он прошёл больше ста километров сквозь немцев. Он убил больше десятка немцев собственной рукой, хотя делал это впервые, так как привык по-другому уничтожать врага, сообразно своей профессии бомбардировщика.

Как он убивал немцев, этот русский, скромный до застенчивости человек, с хорошей, искренно детской душой? Когда, казалось, всё было потеряно, и его накрывал патруль, он шёл на сближение с немцами ровным, крупным и быстрым шагом. Спокойным шагом. Этот шаг спокойствия обычно путал врагов. Они опускали оружие и поджидали этого человека в полуобгорелом комбинезоне. Они, в силу своей трусливой натуры, не могли предполагать, что в минуту смертельной опасности такими ровными и крупными шагами может итти на сближение с врагом солдат. Тогда Василий Очнев поднимал пистолет и в упор убивал врага, чтобы уйти дальше в спасительный лес и болото. Очнев вернулся к себе на аэродром, идя по полярной звезде. Друзья уже оплакивали его, командование посмертно наградило орденом Красного Знамени. Но этот русский обыкновенный человек, вернулся и привинтил к своей груди орден. Он убивал врагов и был спокоен от сознания своей правоты, от величия духа своего народа, которому он был законный наследник.

Мои соотечественники! Враг вгрызся в нашу древнюю землю, политую кровью мужественных поколений.

«О светло светлая и украсно украшенная земля русская! Многими красотами удивлена ты: озёрами многими, дубравами чистыми, полями дивными, городами великими! Всего исполнена ты, русская земля».

Близятся решающие сражения. Пусть над нашими армиями, идущими в бой, горит звезда героического Сталинграда. Нас вдохновляет в этой священной войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова. Мы идём в бой под победоносным знаменем Ленина — Сталина.

И мы победим! // Аркадий Первенцев.


+ + + + + + + + +


Источник: «Известия» №122, 26 мая 1943 года



# Русская девушка в Кельне || «Красная звезда» №175, 28 июля 1942 года
# И.Эренбург. Душа народа || «Красная звезда» №92, 19 апреля 1942 года
# И.Эренбург. Судьба России || «Красная звезда» №175, 28 июля 1942 года
# Великие традиции русского народа || «Красная звезда» №119, 22 мая 1943 года
Tags: 1943, весна 1943, газета «Известия», май 1943
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment