InoModerator (inomoderator) wrote,
InoModerator
inomoderator

Categories:

Крым перед объективом || «Литература и искусство» 21 марта 1942 года

«Литература и искусство», 21 марта 1942 года

ПИСЬМА ФРОНТОВЫХ КИНОХРОНИКЕРОВ

Арктика на Черном море! Пролив, Керченский пролив замерз. А это бывает редко, не каждый год.

Черными силуэтами стоят вмерзшие в лед корабли и катера-сейнеры, как их называют. Все они — участники знаменитого героического десанта, высаженного в Керчи. С их помощью город был освобожден от фашистских захватчиков.

Прошло немного времени, а Керчи не узнать. На улицах такое оживление, какого не бывало и раньше, «до немца», как говорят здесь. Снуют автомашины, подводы, пешеходы; с оркестром идет в клуб отряд красноармейцев. Город прихорашивается. Чинят электрические фонари, вставляют стекла в окна взамен фанерок…

Недолго хозяйничали немцы в Керчи, но сколько бед они успели натворить!

Перед нами — молодая женщина. Одна рука ее — на перевязи. Горе и ранение преждевременно согнули ее спину. Как жалко, что с нами нет звукозаписывающего «Тонара»! Ее страшный рассказ взывает к мести, возбуждает неумолимое желание отплатить фашистским палачам сполна. Хочется, чтобы миллионы людей услышали этот рассказ своими ушами.

Рая Белоцерковская — одна из семи тысяч советских граждан, расстрелянных немцами в Керчи. Она буквально встала из гроба.

Раю взяли в тюрьму с ее двумя малолетними детьми.

Потянулись дни пыток, бесчисленных издевательств. Рая была на последнем месяце беременности. В темной камере она родила дочь, здесь раздался пронзительный крик ребенка.

— Утром 29 декабря, — рассказывает Рая, — нас посадили на машину и повезли на расстрел. Бандиты обычно снимали тогда с ноги левый ботинок — это был знак смертника. Дорогой я выбросила из машины брата Изю. Он упал на мостовую, перевернулся, но поднялся. «Значит будет жив», — с радостью подумала я. Палачи нас поставили спиной к себе, около рва. Короткая очередь из автомата. Пуля ожгла мне шею. Я упала на тела моих уже мертвых детей…

— Вот это место. Снимайте, — указывает нам Рая.

Она стоит вместе с братом у длинного противотанкового рва, доверху наполненного трупами.

Оператор Л.Арзуманов снимает обезображенные фашистскими изуверами тела детей женщин, стариков.

— А вот здесь или немного подальше я выползла из-под груды трупов. Сколько там я пролежала — не знаю. Кровь залила мне шею, нос, рот Кое-как замотав рану одеялом, я поползла прочь от места, где остались трупы моих детей.

Когда мы снимали эту женщину, пережившую величайшее на земле горе, лицо ее внешне было спокойно. Горе выжгло ее слезы.

Рая медленно идет с Изей мимо вереницы тел. Вот она припала на колени, разглядывая трупы знакомых людей.

Прощаясь с нами. Рая просит:

— Сделайте так, чтобы все увидали наше горе и узнали, что у нас есть одно только желание, которое сильнее горя, — жажда мести. Фашистские изверги должны получить возмездие!

Рабочий поселок Самострой. Собрание. За столом — комиссия: комендант поселка, широкоплечий черноморец; председатель райсовета, еще недавно наводивший ужас на немцев как руководитель партизанского отряда; секретарь Райкома партии — тоже партизан; местная учительница.

Грозным обвинением против фашистских мерзавцев звучат слова акта оглашаемого моряком:

— При разгроме фашистских оккупантов на Керченском полуострове оказалось, что мужское население поселка Самострой Камыш-Буруна было зверски расстреляно фашистскими бандитами.

Теперь понятно, почему плачет Анастасия Ивановна Попова, слушающая слова акта. Она — вдова. Теперь понятно, почему в зале — одни женщины с осиротелыми детьми на руках Фашистские звери лишили их отцов, мужей, сыновей.

Собрание вдов и сирот — обвинительный акт против убийц — мы зафиксировали на пленке.

В поселке Камыш-Бурун высится прекрасное новое здание школы носящей имя Серго Орджоникидзе. Еще не так давно в светлых классных помещениях звенел веселый детский смех. А какая библиотека была в школе, какой физический кабинет! Фашистские вандалы устроили в школе конюшню, хотя поблизости были пустые сараи.

При нас красноармейцы выводят из главного входа упитанных артиллерийских лошадей. Выносят сено. Начисто выметают немецкий дух. И, посмеиваясь, говорят:

— А к лошадкам этим и пушечки найдутся. Загляните-ка за угол.

И на самом деле, там стоят огромные орудия, оставленные немцами при паническом бегстве. Эти трофеи тоже запечатлены в кадрах хроники.

Керченские рабочие! О них надо писать поэмы и повести, снимать фильмы.

Тоннели каменоломен партизаны превратили в неприступные бастионы. Немцы бросали против них крупные войсковые подразделения, взрывали катакомбы минами… Но они не смогли сломить героическое сопротивление партизан.

На берегу пролива, где осталась пробитая снарядом вывеска «Горсад», на самом видном месте немцы повесили трех неизвестных советских людей, обвиненных в принадлежности к партизанам.

А 31 декабря в рабочем Сталинском районе появился приказ: «Вся власть в районе переходит в руки партизанского отряда».

Лучшие люди были посланы штабом партизанского отряда на трудовой фронт, на восстановление промышленности Керченского полуострова.

Партизан тов. Пахомов — сейчас директор Рыбтреста. В его кабинете собрались рыбаки.

— Ну, что ж, ребята! Красная Армия освободила нам Керчь, а мы должны бойцов рыбкой угостить — обращается он к ним. — Керченская-то селедка издавна славится. Так давайте же поднажмем, ребята…

И колхозники-рыбаки делают выкладки, говорят о цифрах улова, о сетях и лодках, о весенней путине.

Мы с кинос’емочной аппаратурой приезжаем на металлургический завод. Нас встречает инженер Иванов. Он ведет нас из одного цеха в другой. Мы еле поспеваем за ним.

— Вот видите, — показывает он на группу рабочих, разбирающих кирпичи, — этот цех освобождаем от обломков, а станки уже поставили, и они работают.

Как феникс из пепла, встает завод… || Вл. Митрофанов, режиссер кинохроники. Керчь.


зверства фашистов в Керчи


+ + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + +


ВСТРЕЧА ПИСАТЕЛЕЙ С ФРОНТОВИКАМИ


Литературное об’единение при ЦК ВЛКСМ и Московский горком комсомола организовали на-днях в Малом театре встречу писателей с фронтовиками и стахановцами предприятий Москвы. Открывая вечер, поэт А.Сурков в кратких словах охарактеризовал задачи литературного об’единения. Затем с небольшой речью выступил Ем. Ярославский. Он призывал советских писателей создать яркие, волнующие произведения, которые сплачивали бы и вдохновляли людей на бранные подвиги, на героические дела в тылу, на разгром врага.

Дружными аплодисментами встречала аудитория выступавших с чтением своих произведений С.Маршака, Н.Тихонова, М.Светлова, М.Слободского, А.Суркова, В.Кожевникова Заслуженный артист республики Д.Орлов прочитал «Письма товарищу» Бор. Горбатова. Вечер закончился спектаклем ансамбля НКВД «По родной земле».


+ + + + + + + + +


Источник: «Литература и искусство» №12, 21 марта 1942 года



# П.Павленко. Сегодня в Крыму || «Красная звезда» №121, 25 мая 1943 года
# Кинодокументы великой войны || «Литература и искусство» №7, 14 февраля 1942 года
# Плачьте, но снимайте! Фронтовая кинохроника 1941-1945 гг || «Живая история» №6, 2016 год
# А.Новогрудский. Рождение кинопублицистики || «Литература и искусство» №11, 14 марта 1942 года
# Зверства немцев в Крыму: Симферополь, Ялта, Евпатория || «Красная звезда» №81, 7 апреля 1942 года
Tags: 1942, «Литература и искусство», весна 1942, зверства фашистов, кинохроника ВОВ, март 1942, немецкая оккупация
Subscribe

Posts from This Journal “1942” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments